О гипнозе и его безопасности

 
О гипнозе и его безопасности

Вокруг гипноза традиционно царит много мифов и заблуждений, что порождает тревоги, опасения и, самое главное, совершенно неадекватные ожидания клиентов по поводу данного метода. Нетрудно догадаться, что все эти факторы не содействуют положительному эффекту. Следующие пункты освещают то, каким является адекватное отношение к этому чрезвычайно эффективному методу:
 
1. Гипноз – это естественное состояние мозга, при котором сознание является бездеятельным, расслабленным, заторможенным, что обеспечивает отключение его критических, фильтрующих функций, делая психику более восприимчивой к благотворной информации, поступающей извне и ведущей к поставленной цели. Повторимся, гипноз представляет собой особое, но совершенно естественное физиологическое состояние (наряду со сном и бодрствованием), которое возникает кратковременно спонтанно у каждого человека в течение дня до нескольких раз (с целью упорядочивания опыта и отдыха от внешних возбуждающих воздействий) и характеризуется невысокой активностью сознания. Оно в такие периоды как бы «даёт себе передышку». Сюда относятся состояния глубокой задумчивости в транспорте или на скучной лекции, просоночные состояния и др. Для достижения конкретных целей это состояние может быть наведено специалистом для повышения внушаемости. Т.е. чтобы внушения были максимально быстро и легко усвоены и оказали наиболее выраженный эффект, сознательный контроль на входе информации в мозг должен быть снижен. Естественное физиологическое происхождение гипнотического состояния обеспечивает безопасность данного метода и практическое отсутствие побочных эффектов. Этим же объясняется и тот факт, что невозможно «не проснуться» из гипноза, поскольку все эти три описанные физиологические состояния функционирования мозга чередуются между собой. И даже очень глубоко загипнотизированный человек, оставленный на некоторое время без внушений, самопроизвольно переходит в состояние обычного сна, которое завершается пробуждением.

2. Многие люди боятся гипноза, опасаясь возможности получить в этом состоянии какие-то неприемлемые для себя внушения. В основе этих страхов лежит ложное представление, что в гипнозе человеку можно внушить, что угодно, и он пойдёт и сделает всё, что ему прикажут, ко всему прочему, напрочь забыв о внушении или же самом совершённом под действием гипноза неблаговидном поступке. К величайшему счастью, это не имеет отношения к истине, поскольку, как было установлено ещё на заре изучения гипноза, никому нельзя внушить ничего противоречащего его ценностным установкам. А если бы таковое было возможно, то все мы сейчас уже ходили бы строем и дружно беспрекословно удовлетворяли чьи-то чужие потребности. Однако, к счастью, мы всё же сохраняем определённую свободу наших действий в жизни (и часто, на этот раз уже к несчастью, с большой охотой удовлетворяем преимущественно чужие потребности, делая свой сознательный выбор в этом направлении). Инстинкт самосохранения срабатывает всегда, пробуждая человека даже из самого глубокого транса, в ситуации, когда внушаемая информация входит в противоречие с ценностной структурой личности. Безопасность в этом случае связана с тем, что сознательные, критические и волевые функции не выключаются полностью у человека, даже если он находится в самой глубокой стадии гипнотического транса. В глубоком гипнозе сознание просто сильно заторможено и расслабленно, но не парализовано. Для более четкой иллюстрации можно провести аналогию с очень хорошо расслабленным телом. При этом человеку совершенно не хочется двигать какими-либо участками тела, хочется сохранять обездвиженное, отдыхающее состояние, но в случае наступления близкой опасности (например, нападения), тело способно тот час же вернуть себе тонус и активность. Так же происходит в гипнозе.

3. Из предыдущего пункта следует и развенчание мифа о параличе воли у загипнотизированного человека. Тот факт, что сознание и, как следствие, воля находятся у загипнотизированного человека в состоянии, отдыха, «передышки», низкой активности, совершенно не означает, что воля будет полностью отключена, а клиент, не способный в гипнозе ею воспользоваться, станет марионеткой в руках гипнотизёра. Подобные мифы глубоко укоренились в нашей культуре в связи с существованием такой формы циркового шоу, как эстрадный гипноз. Кажется удивительным то, что эстрадный гипнотизёр «вытворяет» с вышедшими на сцену людьми, заставляя их превращаться в уток, танцевать у костра, ловить внушенную рыбу и пр., так, что они даже не запоминают всего того, что только что делали. Данный феномен можно объяснить тем, что пришедшие на шоу люди как бы самим фактом своего прихода дают полностью или не совсем осознанное согласие на то, чтобы с ними происходило то, чего они ждут от шоу. Доказанным фактом является то, что в группе внушаемость возрастает. А зрительный зал, заполненный людьми, даёт многократный её рост (по меткому замечанию Владимира Леви, «...независимо от побуждений и целей гипнотизёра . Кроме того, гипнотизёр, сначала проводя тесты на гипнабельность с заполненным залом, для участия на сцене отбирает только тех зрителей шоу, которые прекрасно прошли самые сложные из проверок (то есть заведомо обладают от природы высочайшей внушаемостью), например, тест сцепленных рук. Ну и наконец, согласие подняться на сцену по приглашению гипнотизёра по сути своей является осознанным или полубессознательным согласием на то, чтобы делать на ней то, чего ожидаешь сам и что ждут от тебя гипнотизёр и публика, а именно, беспрекословно подчиняться. И не надо забывать о давно уже описанном эффекте «подыгрывания» гипнотизёру, тем более что сцена изначально представляет собой место для ролевой игры.
Отсюда же берутся удивительные истории о существовании «феноменальных» людей, которые умеют моментально погружать в гипноз одним взглядом или прикосновением (например, В. Мессинг, который был гениальным артистом-эстрадником, в чём, собственно, и заключался его «дар»). На самом деле, любой мало-мальски опытный гипнолог умеет делать то же самое. Но, равно так же, как и те окутанные ореолом таинственности «феноменальные» гипнотизёры, может он это проделать только с небольшим контингентом крайне высокогипнабельных людей (которые отбираются на шоу, обучающем гипнозу семинаре, или, например, в клинике при помощи тестов), либо с уже «натренированными» на быстрое погружение субъектами. Разница лишь в том, что, когда речь идёт о публичных «магах» и «волшебниках», внимание изумлённой публики само собой или же намеренно приковывается только к самым впечатляющим случаям, пропуская всё менее интересное. Тем самым формируется впечатление, что эти гипнотизёры с «феноменальными возможностями» могут проделать такое с каждым встречным. Однако, впечатление – впечатлением, а факты – фактами, и хочется верить, что достигнутый результат, а не эффектный эпатаж является критерием истины.
Несколько схожим с феноменом эстрадного гипноза является цыганский гипноз. Правда, цыганки отбирают в жертвы очень восприимчивых к внушению людей не в зрительном зале, а в толпе (излюбленные места их деятельности – это вокзалы, рынки и многолюдные площади). При этом тестом на гипнабельность являются первые слова обращения цыганки к человеку. И если она видит заинтересованность в речи, мимике, взгляде человека, который таким образом выражает веру в её сверхспособности (предсказание, приворот и пр.), то этим она получает не только положительный ответ на тест внушаемости, но и, по сути, согласие на проведение дальнейшей процедуры внушения. И как ни странно, данная процедура и исполнение внушённых действий происходят не против воли жертвы, а с её согласия. Т.е. принципиальное согласие на принятие и исполнение внушения есть у жертвы как до транса, так и внутри него. Человек действует по указке цыганки в трансе, будучи согласным, не сопротивляясь внушениям и искренне полагая, что получит что-то для себя очень важное за счёт «сверхъестественных» манипуляций ворожеи. То есть, даже в этом мистифицированном виде гипноза нет никакого принуждения и паралича воли. Другими словами, обманут будет с использованием гипноза тот, кто может быть обманут и без него. Транс создаётся цыганкой в подобных случаях не с целью принуждения человека к выполнению действий, которые он не выполнил бы без транса (поскольку это, как уже было указано, невозможно), а, по всей видимости, для ускорения получения желаемого и создания амнезии на происходившее. Последнее необходимо цыганке, чтобы жертва, обнаружив, что была обманута, не смогла обратиться за помощью в правоохранительные органы. Поэтому надёжным способом защититься от цыганского гипноза является Ваше принципиальное и изначальное сознательное несогласие на то, чтобы покупать неизвестно у кого непонятно что несуществующее.
Гипноз, используемый с целью решения психологических проблем и лечения, своим контекстом отличается от двух вышеописанных традиционно «удивляющих» и мистифицированных видов гипноза. Гипнолог не отбирает себе из толпы исключительно самых податливых клиентов, а пытается ответить на запрос каждого обратившегося. У всех людей гипнабельность разная, и у большинства она соответствует средним значениям (по закону нормального распределения Гаусса). Поэтому «чудеса» в практике возможны, но отказывать большинству из всех нуждающихся в помощи, с которым не будет ничего столь эффектного и «магического», сколь бывает у сверхгипнабельных людей, было бы кощунством.

4. Гипноз и внушение – это научно обоснованные методы достижения желаемых целей, а не волшебство, не экстрасенсорика и не чародейство. Поэтому высокая эффективность и надёжность этих методик не отменяет необходимость настроиться на работу над собой, а не на пассивное ожидание манны небесной. Многие полагают, что гипноз – это, когда их загипнотизируют и моментально решат все проблемы однократным воздействием, словно волшебной палочкой. Если бы это было правдой, а не наивным заблуждением, то все психологические проблемы, неврозы и другие расстройства просто уже давным-давно перестали бы существовать, будучи ликвидированы данным «чудодейственным» универсальным средством, а все прочие психологические методы отпали бы за ненадобностью. Данное утверждение не отменяет того, что в ряде случаев даже однократное использование гипноза и внушения кардинально улучшает ситуацию клиента.
На эффект от использования гипноза повлияет ваша индивидуальная гипнабельность (способность достигать состояний транса) и внушаемость (восприимчивость к внушению). В народе распространено укоренившееся в умах заблуждение о том, что гипнозу поддаются только слабовольные личности, а волевых людей загипнотизировать практически невозможно. Это не более чем миф, поскольку было установлено, что, как раз наоборот, высокие показатели гипнабельности и внушаемости характерны для людей с развитым творческим потенциалом, гибким, готовым к переработке новой информации мышлением. Для положительного эффекта также важно ваше принципиальное согласие быть загипнотизированным (поскольку с давних времён известно, что против воли загипнотизировать никого нельзя), уровень вашего доверия специалисту.

5. Часто гипнологу приходится сталкиваться с сопротивлением клиентов в процессе наведения гипнотического (трансового) состояния. Частично причины этого кроются в вышеописанных неоправданных страхах полной утраты контроля над собой, однако существует ещё один компонент, если можно его так назвать, – «соревновательный». Он базируется на ложном представлении клиента, что гипнозу поддаются только слабовольные личности (об опровержении этого см. выше). И как следствие нежелания признать слабоволие, человек сопротивляется погружению в транс. Кроме того, данный «соревновательный» компонент сопротивления может происходить из восприятия клиентом гипнолога как личности, пытающейся подавить, заставить делать клиента то, что ему нужно, а отношений, развивающихся в процессе гипнотизирования – как отношений подчинения гипнотизёром гипнотизируемого. Немногие любят беспрекословно подчинять себя воле другого человека, отсюда и сопротивление. Но важно помнить, что то, что происходит в подобных отношениях нужно исключительно самому клиенту, ибо только в трансе он сможет получить желаемые внушения, направленные на достижение поставленных целей. Сопротивляясь, клиент лишает себя возможности получить эффект, что выглядит весьма инфантильно, превращаясь в смешную игру «кто кого». Соревнование приведёт клиента к неминуемому выигрышу в плане того, что гипнолог не достигнет погружения его в транс, и к оглушительному проигрышу в отношении отсутствия эффекта от взаимодействия.

6. Большинство желающих использовать гипноз, но не испытывавших ранее состояние транса, интересуются тем, что они будут чувствовать во время нахождения в нём. Одним из распространённых заблуждений, формирующих у населения неадекватные ожидания, является предпосылка: «находиться в гипнозе – значит обязательно спать». И если при выходе из первого транса у клиентов, имеющих это ложное представление, не складывается впечатление того, что они «спали», они оценивают транс неудавшимся, а себя неспособными погружаться в гипноз. Некоторые винят в «неудаче» гипнолога («недостаточно сильный/опытный для меня»). Исследования, проведённые ещё в прошлом веке, в том числе электрофизиологические, показали, что активность мозга в гипнозе больше похожа на активность бодрствующего человека, нежели спящего. Следовательно, гипноз – это не сон (но и не бодрствование тоже), следовательно, впечатление сна в трансе совершенно необязательно, хотя может возникнуть при достаточно глубоких степенях погружения за счёт сильного торможения сознательной деятельности. Тогда обоснованным выглядит вопрос: как же тогда клиенту на основании своих ощущений понять, что он был в гипнозе, а не просто с закрытыми глазами слушал внушения специалиста? Ответ заключается в определении понятия гипноза, как особого состояния с пониженной активностью сознания. Переживание транса у всех совершенно индивидуальное, и невозможно сказать, что будет чувствовать конкретный клиент (будет ли он «спать» или же нет). Но надёжным критерием пребывания в гипнозе является его субъективное переживание как состояния, которое однозначно и без сомнений отличается от обычного бодрствования (и, как правило, сопровождается приятными ощущениями покоя и комфорта). Хотелось бы подчеркнуть также уже очень давно показанный факт, что эффективность внушения никак не определяется глубиной транса. Внушение, сделанное даже в неглубоком трансе, может дать очень ощутимый эффект.
В заключение этого пункта хотелось бы привести цитату из книги «Гипноз. Теория, практика и техника» известнейшего французского гипнолога Леона Шертока (книга является руководством для врачей, поэтому цитата обращена к гипнотерапевтам и в ней говорится о пациентах, а не о клиентах):
«Опыт, пережитый в трансе
Когда пациент проснулся, целесообразно провести с ним бе­седу о том, каким образом он пережил транс. Беседа поможет вы­яснить также, какова была глубина транса... Часто пациент заявляет, что он не спал (очевидно, в том случае, когда нет полной амнезии). Тогда ему объясняют, что гипнотичес­кий сон нельзя отождествлять с ночным, как ему раньше сообща­ли, и что при гипнотическом сне слышат все, что говорит гипноти­зер. Добавляют также, что если гипнотический сон глубок, можно забыть все сказанное во время транса. Обязательно подчеркивают, что терапевтический результат не прямо пропорционален глубине транса.
Часто пациент говорит, что не смог выполнить все внуше­ния. На это ему отвечают, что в следующий раз он выполнит их лучше. Иногда больные заявляют, будто они испытали некоторые из внушенных феноменов, но что они ни разу не теряли контроля над собой и могли бы, если бы хотели, сопротивляться внушениям. Им отвечают, что у врача не было ни малейшего намерения ли­шить их самоконтроля. Наоборот, врач стремился повысить их спо­собность к самообладанию, к господству над собой, и они прояви­ли такую способность, вступив в добровольное сотрудничество с гипнотизером».

Таким образом, гипноз безопасен и потрясающе полезен! (Ознакомьтесь с противопоказаниями)

​​​​​​​"НОВАЯ ОСНОВА" желает вам наслаждаться нашими аудиосеансами и получать максимум эффекта от их прослушивания!

 
 
ВНИМАНИЕ! Аудиосеансы гипноза, представленные в рамках проекта, предназначены для решения психологических проблем здоровых людей, лечебным средством не являются и не представляют собой медицинский продукт!

 

О гипнозе и его безопасности

 
О гипнозе и его безопасности

Вокруг гипноза традиционно царит много мифов и заблуждений, что порождает тревоги, опасения и, самое главное, совершенно неадекватные ожидания клиентов по поводу данного метода. Нетрудно догадаться, что все эти факторы не содействуют положительному эффекту. Следующие пункты освещают то, каким является адекватное отношение к этому чрезвычайно эффективному методу:
 
1. Гипноз – это естественное состояние мозга, при котором сознание является бездеятельным, расслабленным, заторможенным, что обеспечивает отключение его критических, фильтрующих функций, делая психику более восприимчивой к благотворной информации, поступающей извне и ведущей к поставленной цели. Повторимся, гипноз представляет собой особое, но совершенно естественное физиологическое состояние (наряду со сном и бодрствованием), которое возникает кратковременно спонтанно у каждого человека в течение дня до нескольких раз (с целью упорядочивания опыта и отдыха от внешних возбуждающих воздействий) и характеризуется невысокой активностью сознания. Оно в такие периоды как бы «даёт себе передышку». Сюда относятся состояния глубокой задумчивости в транспорте или на скучной лекции, просоночные состояния и др. Для достижения конкретных целей это состояние может быть наведено специалистом для повышения внушаемости. Т.е. чтобы внушения были максимально быстро и легко усвоены и оказали наиболее выраженный эффект, сознательный контроль на входе информации в мозг должен быть снижен. Естественное физиологическое происхождение гипнотического состояния обеспечивает безопасность данного метода и практическое отсутствие побочных эффектов. Этим же объясняется и тот факт, что невозможно «не проснуться» из гипноза, поскольку все эти три описанные физиологические состояния функционирования мозга чередуются между собой. И даже очень глубоко загипнотизированный человек, оставленный на некоторое время без внушений, самопроизвольно переходит в состояние обычного сна, которое завершается пробуждением.

2. Многие люди боятся гипноза, опасаясь возможности получить в этом состоянии какие-то неприемлемые для себя внушения. В основе этих страхов лежит ложное представление, что в гипнозе человеку можно внушить, что угодно, и он пойдёт и сделает всё, что ему прикажут, ко всему прочему, напрочь забыв о внушении или же самом совершённом под действием гипноза неблаговидном поступке. К величайшему счастью, это не имеет отношения к истине, поскольку, как было установлено ещё на заре изучения гипноза, никому нельзя внушить ничего противоречащего его ценностным установкам. А если бы таковое было возможно, то все мы сейчас уже ходили бы строем и дружно беспрекословно удовлетворяли чьи-то чужие потребности. Однако, к счастью, мы всё же сохраняем определённую свободу наших действий в жизни (и часто, на этот раз уже к несчастью, с большой охотой удовлетворяем преимущественно чужие потребности, делая свой сознательный выбор в этом направлении). Инстинкт самосохранения срабатывает всегда, пробуждая человека даже из самого глубокого транса, в ситуации, когда внушаемая информация входит в противоречие с ценностной структурой личности. Безопасность в этом случае связана с тем, что сознательные, критические и волевые функции не выключаются полностью у человека, даже если он находится в самой глубокой стадии гипнотического транса. В глубоком гипнозе сознание просто сильно заторможено и расслабленно, но не парализовано. Для более четкой иллюстрации можно провести аналогию с очень хорошо расслабленным телом. При этом человеку совершенно не хочется двигать какими-либо участками тела, хочется сохранять обездвиженное, отдыхающее состояние, но в случае наступления близкой опасности (например, нападения), тело способно тот час же вернуть себе тонус и активность. Так же происходит в гипнозе.

3. Из предыдущего пункта следует и развенчание мифа о параличе воли у загипнотизированного человека. Тот факт, что сознание и, как следствие, воля находятся у загипнотизированного человека в состоянии, отдыха, «передышки», низкой активности, совершенно не означает, что воля будет полностью отключена, а клиент, не способный в гипнозе ею воспользоваться, станет марионеткой в руках гипнотизёра. Подобные мифы глубоко укоренились в нашей культуре в связи с существованием такой формы циркового шоу, как эстрадный гипноз. Кажется удивительным то, что эстрадный гипнотизёр «вытворяет» с вышедшими на сцену людьми, заставляя их превращаться в уток, танцевать у костра, ловить внушенную рыбу и пр., так, что они даже не запоминают всего того, что только что делали. Данный феномен можно объяснить тем, что пришедшие на шоу люди как бы самим фактом своего прихода дают полностью или не совсем осознанное согласие на то, чтобы с ними происходило то, чего они ждут от шоу. Доказанным фактом является то, что в группе внушаемость возрастает. А зрительный зал, заполненный людьми, даёт многократный её рост (по меткому замечанию Владимира Леви, «...независимо от побуждений и целей гипнотизёра . Кроме того, гипнотизёр, сначала проводя тесты на гипнабельность с заполненным залом, для участия на сцене отбирает только тех зрителей шоу, которые прекрасно прошли самые сложные из проверок (то есть заведомо обладают от природы высочайшей внушаемостью), например, тест сцепленных рук. Ну и наконец, согласие подняться на сцену по приглашению гипнотизёра по сути своей является осознанным или полубессознательным согласием на то, чтобы делать на ней то, чего ожидаешь сам и что ждут от тебя гипнотизёр и публика, а именно, беспрекословно подчиняться. И не надо забывать о давно уже описанном эффекте «подыгрывания» гипнотизёру, тем более что сцена изначально представляет собой место для ролевой игры.
Отсюда же берутся удивительные истории о существовании «феноменальных» людей, которые умеют моментально погружать в гипноз одним взглядом или прикосновением (например, В. Мессинг, который был гениальным артистом-эстрадником, в чём, собственно, и заключался его «дар»). На самом деле, любой мало-мальски опытный гипнолог умеет делать то же самое. Но, равно так же, как и те окутанные ореолом таинственности «феноменальные» гипнотизёры, может он это проделать только с небольшим контингентом крайне высокогипнабельных людей (которые отбираются на шоу, обучающем гипнозу семинаре, или, например, в клинике при помощи тестов), либо с уже «натренированными» на быстрое погружение субъектами. Разница лишь в том, что, когда речь идёт о публичных «магах» и «волшебниках», внимание изумлённой публики само собой или же намеренно приковывается только к самым впечатляющим случаям, пропуская всё менее интересное. Тем самым формируется впечатление, что эти гипнотизёры с «феноменальными возможностями» могут проделать такое с каждым встречным. Однако, впечатление – впечатлением, а факты – фактами, и хочется верить, что достигнутый результат, а не эффектный эпатаж является критерием истины.
Несколько схожим с феноменом эстрадного гипноза является цыганский гипноз. Правда, цыганки отбирают в жертвы очень восприимчивых к внушению людей не в зрительном зале, а в толпе (излюбленные места их деятельности – это вокзалы, рынки и многолюдные площади). При этом тестом на гипнабельность являются первые слова обращения цыганки к человеку. И если она видит заинтересованность в речи, мимике, взгляде человека, который таким образом выражает веру в её сверхспособности (предсказание, приворот и пр.), то этим она получает не только положительный ответ на тест внушаемости, но и, по сути, согласие на проведение дальнейшей процедуры внушения. И как ни странно, данная процедура и исполнение внушённых действий происходят не против воли жертвы, а с её согласия. Т.е. принципиальное согласие на принятие и исполнение внушения есть у жертвы как до транса, так и внутри него. Человек действует по указке цыганки в трансе, будучи согласным, не сопротивляясь внушениям и искренне полагая, что получит что-то для себя очень важное за счёт «сверхъестественных» манипуляций ворожеи. То есть, даже в этом мистифицированном виде гипноза нет никакого принуждения и паралича воли. Другими словами, обманут будет с использованием гипноза тот, кто может быть обманут и без него. Транс создаётся цыганкой в подобных случаях не с целью принуждения человека к выполнению действий, которые он не выполнил бы без транса (поскольку это, как уже было указано, невозможно), а, по всей видимости, для ускорения получения желаемого и создания амнезии на происходившее. Последнее необходимо цыганке, чтобы жертва, обнаружив, что была обманута, не смогла обратиться за помощью в правоохранительные органы. Поэтому надёжным способом защититься от цыганского гипноза является Ваше принципиальное и изначальное сознательное несогласие на то, чтобы покупать неизвестно у кого непонятно что несуществующее.
Гипноз, используемый с целью решения психологических проблем и лечения, своим контекстом отличается от двух вышеописанных традиционно «удивляющих» и мистифицированных видов гипноза. Гипнолог не отбирает себе из толпы исключительно самых податливых клиентов, а пытается ответить на запрос каждого обратившегося. У всех людей гипнабельность разная, и у большинства она соответствует средним значениям (по закону нормального распределения Гаусса). Поэтому «чудеса» в практике возможны, но отказывать большинству из всех нуждающихся в помощи, с которым не будет ничего столь эффектного и «магического», сколь бывает у сверхгипнабельных людей, было бы кощунством.

4. Гипноз и внушение – это научно обоснованные методы достижения желаемых целей, а не волшебство, не экстрасенсорика и не чародейство. Поэтому высокая эффективность и надёжность этих методик не отменяет необходимость настроиться на работу над собой, а не на пассивное ожидание манны небесной. Многие полагают, что гипноз – это, когда их загипнотизируют и моментально решат все проблемы однократным воздействием, словно волшебной палочкой. Если бы это было правдой, а не наивным заблуждением, то все психологические проблемы, неврозы и другие расстройства просто уже давным-давно перестали бы существовать, будучи ликвидированы данным «чудодейственным» универсальным средством, а все прочие психологические методы отпали бы за ненадобностью. Данное утверждение не отменяет того, что в ряде случаев даже однократное использование гипноза и внушения кардинально улучшает ситуацию клиента.
На эффект от использования гипноза повлияет ваша индивидуальная гипнабельность (способность достигать состояний транса) и внушаемость (восприимчивость к внушению). В народе распространено укоренившееся в умах заблуждение о том, что гипнозу поддаются только слабовольные личности, а волевых людей загипнотизировать практически невозможно. Это не более чем миф, поскольку было установлено, что, как раз наоборот, высокие показатели гипнабельности и внушаемости характерны для людей с развитым творческим потенциалом, гибким, готовым к переработке новой информации мышлением. Для положительного эффекта также важно ваше принципиальное согласие быть загипнотизированным (поскольку с давних времён известно, что против воли загипнотизировать никого нельзя), уровень вашего доверия специалисту.

5. Часто гипнологу приходится сталкиваться с сопротивлением клиентов в процессе наведения гипнотического (трансового) состояния. Частично причины этого кроются в вышеописанных неоправданных страхах полной утраты контроля над собой, однако существует ещё один компонент, если можно его так назвать, – «соревновательный». Он базируется на ложном представлении клиента, что гипнозу поддаются только слабовольные личности (об опровержении этого см. выше). И как следствие нежелания признать слабоволие, человек сопротивляется погружению в транс. Кроме того, данный «соревновательный» компонент сопротивления может происходить из восприятия клиентом гипнолога как личности, пытающейся подавить, заставить делать клиента то, что ему нужно, а отношений, развивающихся в процессе гипнотизирования – как отношений подчинения гипнотизёром гипнотизируемого. Немногие любят беспрекословно подчинять себя воле другого человека, отсюда и сопротивление. Но важно помнить, что то, что происходит в подобных отношениях нужно исключительно самому клиенту, ибо только в трансе он сможет получить желаемые внушения, направленные на достижение поставленных целей. Сопротивляясь, клиент лишает себя возможности получить эффект, что выглядит весьма инфантильно, превращаясь в смешную игру «кто кого». Соревнование приведёт клиента к неминуемому выигрышу в плане того, что гипнолог не достигнет погружения его в транс, и к оглушительному проигрышу в отношении отсутствия эффекта от взаимодействия.

6. Большинство желающих использовать гипноз, но не испытывавших ранее состояние транса, интересуются тем, что они будут чувствовать во время нахождения в нём. Одним из распространённых заблуждений, формирующих у населения неадекватные ожидания, является предпосылка: «находиться в гипнозе – значит обязательно спать». И если при выходе из первого транса у клиентов, имеющих это ложное представление, не складывается впечатление того, что они «спали», они оценивают транс неудавшимся, а себя неспособными погружаться в гипноз. Некоторые винят в «неудаче» гипнолога («недостаточно сильный/опытный для меня»). Исследования, проведённые ещё в прошлом веке, в том числе электрофизиологические, показали, что активность мозга в гипнозе больше похожа на активность бодрствующего человека, нежели спящего. Следовательно, гипноз – это не сон (но и не бодрствование тоже), следовательно, впечатление сна в трансе совершенно необязательно, хотя может возникнуть при достаточно глубоких степенях погружения за счёт сильного торможения сознательной деятельности. Тогда обоснованным выглядит вопрос: как же тогда клиенту на основании своих ощущений понять, что он был в гипнозе, а не просто с закрытыми глазами слушал внушения специалиста? Ответ заключается в определении понятия гипноза, как особого состояния с пониженной активностью сознания. Переживание транса у всех совершенно индивидуальное, и невозможно сказать, что будет чувствовать конкретный клиент (будет ли он «спать» или же нет). Но надёжным критерием пребывания в гипнозе является его субъективное переживание как состояния, которое однозначно и без сомнений отличается от обычного бодрствования (и, как правило, сопровождается приятными ощущениями покоя и комфорта). Хотелось бы подчеркнуть также уже очень давно показанный факт, что эффективность внушения никак не определяется глубиной транса. Внушение, сделанное даже в неглубоком трансе, может дать очень ощутимый эффект.
В заключение этого пункта хотелось бы привести цитату из книги «Гипноз. Теория, практика и техника» известнейшего французского гипнолога Леона Шертока (книга является руководством для врачей, поэтому цитата обращена к гипнотерапевтам и в ней говорится о пациентах, а не о клиентах):
«Опыт, пережитый в трансе
Когда пациент проснулся, целесообразно провести с ним бе­седу о том, каким образом он пережил транс. Беседа поможет вы­яснить также, какова была глубина транса... Часто пациент заявляет, что он не спал (очевидно, в том случае, когда нет полной амнезии). Тогда ему объясняют, что гипнотичес­кий сон нельзя отождествлять с ночным, как ему раньше сообща­ли, и что при гипнотическом сне слышат все, что говорит гипноти­зер. Добавляют также, что если гипнотический сон глубок, можно забыть все сказанное во время транса. Обязательно подчеркивают, что терапевтический результат не прямо пропорционален глубине транса.
Часто пациент говорит, что не смог выполнить все внуше­ния. На это ему отвечают, что в следующий раз он выполнит их лучше. Иногда больные заявляют, будто они испытали некоторые из внушенных феноменов, но что они ни разу не теряли контроля над собой и могли бы, если бы хотели, сопротивляться внушениям. Им отвечают, что у врача не было ни малейшего намерения ли­шить их самоконтроля. Наоборот, врач стремился повысить их спо­собность к самообладанию, к господству над собой, и они прояви­ли такую способность, вступив в добровольное сотрудничество с гипнотизером».

Таким образом, гипноз безопасен и потрясающе полезен! (Ознакомьтесь с противопоказаниями)

​​​​​​​"НОВАЯ ОСНОВА" желает вам наслаждаться нашими аудиосеансами и получать максимум эффекта от их прослушивания!

 
 
ВНИМАНИЕ! Аудиосеансы гипноза, представленные в рамках проекта, предназначены для решения психологических проблем здоровых людей, лечебным средством не являются и не представляют собой медицинский продукт!